Рынку не нужен перекупщик

В сезон появления массовой скоропортящейся продукции тема ее реализации становится еще более актуальной. Как справиться с этой проблемой и о том, удается ли в крае выращивать необходимое количество овощей, закрывающих потребности жителей, корреспонденту “СБ” рассказал директор НП “Партнерство овощеводов Ставропольского края”, заслуженный работник сельского хозяйства РФ, профессор Владимир Целовальников.

— Владимир Киреевич, о том, что в тепличном комплексе увеличиваются площади, регулярно сообщается в местных новостях. А как обстоит дело с выращиванием овощей в открытом грунте?

— Теплицы у нас работают очень эффективно. Достаточно сказать, что выход с одного квадратного метра в среднем по краю составляет 26-28 килограммов. Общая площадь теплиц — более 160 гектаров. Согласно посланию губернатора краевой Думе к 2020 году она должна увеличиться до 500 гектаров. Задача эта вполне реальная.

Что касается открытого грунта, то на сегодняшний день край полностью обеспечивает себя основными видами овощей: картофель, морковь, свекла, капуста. Исключение — помидоры и огурцы. Но их недостаток компенсируется из теплиц, которые занимаются только зеленными культурами, томатами и огурцами. Все вместе это гармонично закрывает потребности жителей по овощам: согласно нормам потребления 125 килограммов в год на человека. Мы достигли медицинской нормы, но есть немало проблем с реализацией и поставкой.

Кроме того, мы видим, что наш рынок насыщается извне — из соседних Краснодара и Дагестана. Их урожай идет на Ставрополье, потому что системы организации торговли овощами у нас как таковой нет. Надо отдать должное акции “Покупай ставропольское” и комитету по пищевой и перерабатывающей промышленности. Их деятельность могут оценить как покупатели, так и сами производители. Но все же этого недостаточно.

На современном рынке нет места перекупщикам, вместо них должен действовать цивилизованный посредник. Но пока у нас царствует перекупщик, задирающий цену и берущий себе такую же маржу, как и сам фермер, который вкладывает в свою работу гораздо больше сил.

— Каким вы видите решение этой проблемы?

— Городские власти и власти районных центров должны построить работу так, чтобы интересы населения были превыше всего. Единственный выход в этой ситуации я вижу в создании популярных в советское время торгово-закупочных баз. В Москве уже есть положительный опыт — с 2010 года там работают современные оптово-розничные продовольственные распределительные центры. Это альтернативная торговля, когда можно просто сдать свой товар на реализацию, в отличие от ярмарок выходного дня, где фермеру нужно привезти свою продукцию и самому же ее и продать.

Распределительные центры должны быть оснащены соответствующим оборудованием, в том числе овоще­хранилищами. Смысл в том, что здесь будут не просто принимать товар, но и проводить предпродажную подготовку: мыть, сортировать, упаковывать. Конечно, крупные АПХ вкладывают средства в создание собственных хранилищ, сортировочных и фасовочных линий. Но не стоит забывать, что подавляющее большинство производителей — это мелкие и средние, которые не могут поставлять продукцию в фасованном, сортированном и мытом виде. У них также нет возможности хранить овощи, поддерживать качество собранного урожая и доставлять его до потребителя в отличном состоянии.

— Недавно стало известно об инвестиционном проекте — строительстве завода по глубокой переработке овощей в Ипатовском районе. Насколько вообще это направление развито в крае?

— Заводы по переработке овощного сырья у нас есть. Например, консервный завод в Курском районе производит хорошую, качественную продукцию, вышедшую на российский рынок. Со сбытом проблем нет, но вот найти ее в ставропольских торговых сетях не получится. Почти весь товар уходит в Москву. Там выше покупательная способность, плюс многие жители нашего региона имеют личные подсобные хозяйства, а значит, сами закрывают консервы на зиму и не станут их покупать. Еще один пример — сельхозпредприятие из Новоалександровского района, на базе которого продукция собирается, сушится, ваку­умируется и продается как овощные чипсы.

Замечу, что сейчас выращивать овощи под эти цели сложнее — они должны быть определенного калибра. Современный покупатель избалован и отдаст деньги только за красивые продукты. Это раньше в засолочных цехах могли пропустить нестандарт, а теперь внимание уделяется не только содержанию, но и внешнему виду. Да и вообще желающих инвестировать в создание заводов такого уровня немного, потому что подобное производство несет большие риски. Одно такое предприятие в Солдато-Александровском селе уже стоит законсервированным — несмотря на хорошие мощности и итальянское оборудование, на нем сейчас ничего не производят.

— Холодная весна, ливни, затянувшаяся посевная кампания внесли свою лепту. Каков прогноз относительно будущего урожая?

— Сейчас складывается непростая ситуация на овощном поле, потому что переувлажнение и низкая температура не позволили своевременно высадить рассаду. Из-за этого сдвинулись сроки плодоношения. Поэтому сейчас наш рынок заняли регионы, где условия были более благоприятными. Тем не менее я убежден, что, несмотря на погодные аномалии, наши овощеводы способны восстановиться. Хотя мы и снижаем посевную площадь, все же при этом за счет применения новейших технологий повышаем урожайность. Так, благодаря капельному орошению овощеводы с одного гектара получают не 3-5, а до 80 тонн лука.

Может быть, я смотрю на ситуацию в какой-то мере оптимистично, но тому, кто когда-то начинал заниматься фермерством, будет трудно все бросить. Нарабатывается опыт, приобретается техника, появляются связи... Это очень сложный бизнес. Только представьте: затраты на один гектар овощей составляют 200-250 тысяч рублей за сезон. При этом господдержка оказывается мизерная — 4 тысячи рублей на гектар. Хотелось бы, чтобы нас услышали и помогли с субсидированием овощеводам, работающим в открытом грунте.

Комментарии

    отмена

    Введите символы, изображенные на картинке